«Новую пандемию может вызвать гриб»

«Новую пандемию может вызвать гриб»

В конце прошлого года ученые предупреждали о возможности новой пандемии, но их страхи были связаны с мутациями вируса гриппа. А свинью человечеству предложил коронавирус, которого не особо опасались. Когда может случиться следующая пандемия и откуда прийти, мы обсудили с микробиологом Викторией Дорониной, ассистентjv кафедры науки педагогического факультета Manchester Metropolitan University.

Фото: Наталья Мущинкина

— Считается, что пандемии случаются примерно раз в сорок лет. Есть ли какое-то научное объяснение у такой периодичности?

— Не всё так однозначно. Если посмотреть на вирус, который вызывает пандемии регулярно, вирус гриппа, то в XX веке пандемии были в 1918, 1957 и 1968 годах. Да, между двумя первыми прошло 40 лет, но между второй и третьей — всего 11.

Дополнительно к пандемиям, которые охватывают весь населённый мир, были еще «недопандемии». Это три заметные эпидемии:  в 1947 году с низким уровнем смертности, эпидемия 1977 года среди детей, и эпидемия свиного гриппа в 1976 году. А ведь это только грипп. 

Еще был полиемиелит, о котором все забыли после изобретения вакцины; ВИЧ, пандемия которого, можно сказать, продолжается. То же самое можно сказать о XXI веке. Эпидемия свиного гриппа в 2008, COVID-19 в 2020. Тут нет никакого, хотя бы приблизительного интервала.

— В последние годы ученые ждали, что пандемические свойства обретет вирус гриппа, и, действительно, мы столкнулись с пандемией свиного гриппа в 2008 году. Почему почти никто не рассматривал возможности изменения свойств коронавирусов?

— Как говорил американский политик Дональд Рамсфелд, «есть известные известные, есть известные неизвестные, а есть неизвестные неизвестные». Грипп — это известный враг. От него отбивались весь XX век. Он приходит каждый год. Вызывает некоторое число смертей, но к этому привыкли. Иногда, как девятый вал, грозит пандемией.

Корoнавирус — известный неизвестный. Четыре штамма сезонных коронавирусов циркулируют в популяции, вызывая около 30% всех простуд. Но поскольку они переносятся взрослыми относительно легко, вызывая серьёзные заболевания только у детей и стариков, на них особо не обращают внимания. Были два звонка с эпидемиями SARS и MERS, но их сравнительно легко удалось подавить. Мы думали, что знаем всё о коронавирусах.

Но нельзя сказать, что учёные не предсказывали вероятность пандемии, вызванной ими. Особенно после SARS и MERS.

Есть масса статей на тему того, что летучие мыши являются резервуарами коронавирусов, которые могут передаваться людям. Например, в статье Ли и других ученых в Science в 2005 говорится, что «.данные о коронавирусах вместе с данными о генипавирусах предполагают, что существует генетическое разнообразие зоонозных вирусов у летучих мышей. Это увеличивает вероятность пересечения видового барьера и вспышек заболеваний в популяциях людей».  В переводе с научного на обычный: в летучих мышах есть огромное число разных коронавирусов и генипавирусов  — о них расскажу отдельно. С большой вероятностью они будут заражать людей и приводить к эпидемиям. А где эпидемия, там и возможная пандемия. 

Проблема в другом. Если посмотреть по другим группам вирусов, подобные статьи с предсказаниями эпидемий можно найти практически для всех. Каждый учёный считает, что вирус, которым он занимается — самый важный. Но предсказать, какая именно группа вирусов не просто будет ружьём, висящим на стене, а выстрелит и убьёт, как это было с COVID-19, невозможно. Это зависит от слишком большого числа факторов.

— Итак, какие вирусы, кроме гриппа и коронавирусов, теоретически могут стать пандемическими?

— Посмотрим на список ВОЗ «Приоритетные (инфекционные) заболевания».

Сегодня туда входят: COVID-19, коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (MERS) и тяжелый острый респираторный синдром (SARS) – коронавирусы.

Геморрагическая лихорадка Крым-Конго — арбовирус. Переносчиком арбовирусов являются кровососущие членистоногие,  arthropod по английски: приставка –арбо- это сокращение английского выражение arthropod borne).  

Болезни, вызванные вирусом Эбола и вирусом Марбург – филовирусы. Они названы так от латинского  «filum» — нить, так как имеют нитевидную форму. 

Лихорадка Ласса – аренавирус. «Аrena» по латыни песок; такие вирусы, если их рассматривать, как бы посыпаны песочком.

Зика – флавивирус, от «flavus» — желтый, по типовому вирусу желтой лихорадки. И, наконец, «Болезнь Х» —  пандемия, которая может быть вызвана патогеном, в настоящее время неизвестным. Тот самый «неизвестный неизвестный» Рамсфелда.

— Откуда берутся вирусы? Есть версия, что большая их часть живет в океане. Кроме того, считается, что большинство вирусов зарождается в Азии. Это так?

— На эту тему есть прекрасная книга всемирно известного биоинформатика Евгения Кунина «Логика случая: природа и происхождение биологической эволюции». Там обоснованно высказывается интересная мысль: вирусы появились на самых ранних этапах биологической эволюции. Из супа аминокислот и нуклеотидов, которые есть в неживой природе, в результате химических процессов образуются самовоспроизводящиеся молекулы.

Сначала они используют имеющиеся строительные блоки. Потом происходит разделение на производящие такие блоки системы — предклетки и молекулы, которые эти блоки воруют — это вирусы.  

Жизнь на Земле невозможна без вирусов, поскольку они не только вызывают заболевания, но и служат векторами переноса генетического материала между живыми организмами. Например, появление плаценты у первых млекопитающих связывают с заражением их ретровирусами — к которым относится, например, ВИЧ).

Не знаю, насколько можно к вирусам применить понятие «живёт», но в океанах действительно большая концентрация вирусов, 100 тыс. — 10 млн вирусных частиц на миллилитр воды. Связано это с планктоном, который населяет океаны. Плотность его на единицу объема значительно выше, чем в воздухе и даже в почве. У каждого вида планктона, как и у каждого вида бактерий, масса вирусов. Нужно понимать, что эти вирусы безвредны для человека, поскольку не могут его заражать и размножаться. 

Для человека опасны вирусы, которые перепрыгивают на него от других видов млекопитающих, как это случилось с ВИЧ и коронавирусами.

Фото: pixabay.com

Что касается Азии, то, конечно, вирусы приходят не только оттуда. ВИЧ, Зика и Эбола пришли из Африки. Генипавирусы, кроме Азии, обнаружены в Австралии и тоже в Африке.

У Азии, Африки и Австралии, а также Южной и Центральной Америки, как резервуаров вирусов и болезнетворных бактерий, есть общие черты. Например, высокое разнообразие видов животных в тропических и субтропических зонах. Каждый вид – хозяин целого спектра вирусов, к которому он эволюционно приспособлен. Пока эти виды не имеют контакта с человеком, вирусы на человека не «перепрыгивают». Когда человек получает доступ к новым местностям из-за прокладывания дорог для валки леса, расчистки его под пастбища и т.п., он начинает охотиться на диких животных для мяса и содержания экзотических видов в неволе. Но он контактирует не только с видом-хозяином, но и с вирусами.  Вирусы постоянно мутируют, и некоторые мутации позволяют им освоить новую экологическую нишу – человека.

— Сейчас некоторые российские врачи выдвигают прогноз, что следующую пандемию принесет новый вирус гриппа уже чуть ли не в следующем году. Насколько это вероятно?

— Не знаю, на основании каких данных они делают такие предсказания. Не исключу ничего, ведь даже остановившиеся часы показывают правильное время дважды в сутки. Вероятность пандемии гриппа есть. Но как раз в следующем году она маловероятна, поскольку все еще будут соблюдать меры для предотвращения распространения COVID-19. Ведь эти меры эффективны не только против COVID и других коронавирусов, но и всех остальных респираторных вирусов. 

Весенней волны заболеваний сезонным гриппом, в странах, принимавших меры против коронавируса, не было. Кроме того, в большинстве развитых стран принимаются меры по усилению вакцинации населения против гриппа, поскольку показано, что одновременное заболевание гриппом и COVID-19 возможно, и оно протекает тяжелее отдельных заболеваний.

— Некоторые эксперты отмечают, что в последнее столетие вирусы стали более активными, чем бактерии, потесненные благодаря массовому применению антибиотиков. И что синуситы, пневмонии и пр. сегодня гораздо чаще носят вирусную, а не бактериальную природу. Это так?

— Действительно, значительная часть пандемий до XX века вызывалась бактериями — чума, холера. Но избавиться от них удалось еще до изобретения антибиотиков, за счёт мер гигиены и уменьшения числа людей, которые жили в антисанитарных условиях, а также прокладывания канализации, чтобы питьевая вода не смешивалась с нечистотами и т.п. 

Антибиотики позволили избегать смертей от индивидуальных инфекций. Например, нам в голову не может прийти, что можно умереть как принцесса из сказки, уколов палец шипом розы. Но сейчас из-за слишком интенсивного использования антибиотиков по поводу и без повода бактерии зачастую имеют к ним устойчивость.

Например, многие российские врачи продолжают прописывать определенный антибиотик во время COVID-19. Это протокол для лечения вторичных инфекций при гриппе. Врачи механически переносят его на COVID, при котором воспаление лёгких вызывает сам вирус, на который антибиотики не действуют, а не бактерии, осваивающие ослабленный вирусом организм.

Самолечение тоже не помогает. Я читала в соцсетях, как в российских городах во время второй волны закончились антибиотики. Люди предлагали друг другу «оставшиеся две таблетки». Подобные неполные курсы лечения — прямая дорога к выведению устойчивых к антибиотикам бактерий. Возможно, мы опять смотрим не в ту сторону, и будущая пандемия, вернее, глобальный кризис здравоохранения будет вызван не вирусом, а антибиотик-резистентной бактерией или грибом.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Запрещено!