Родившие в пандемию поделились непростым опытом: беременность и коронавирус

Родившие в пандемию поделились непростым опытом: беременность и коронавирус

Для многих 2020 год оказался годом большого счастья. Большого и трудного, потому что вести беременность, особенно если она проходит не слишком гладко, во время COVID-ограничений очень непросто. Собеседницы «МК» рассказали нам, с какими проблемами им довелось и доводится столкнуться в этом году: здесь и трудности с лекарствами, и постоянная фоновая тревога, и серьезные ограничения в медучреждениях. И все-таки, несмотря ни на что, во многих московских домах Новый год встречают в новом составе.

Фото: pixabay.com

По-хорошему, за рождение ребенка в 2020 году нужно давать специальную памятную медаль. Потому что этим через много лет действительно можно будет гордиться: «мы прошли через это!» Одних пандемия и карантин настигли на пути к прибавлению семейства, другие узнали о беременности уже после введения повсюду «особого режима», наконец, третьи — и тут нельзя не снять шляпу — решились на такой шаг совершенно сознательно, потому что пандемия пандемией, а налицо еще и экономический кризис, и в кризисные годы самым умным поступком часто считается завести ребенка.

Так или иначе, все счастливые семьи этого года счастливы хоть и одинаково — но каждая на свой манер.

Всё не по плану

Ирина Е., 33 года, Москва-Обнинск. Родила сына Никиту 9 апреля 2020 года.

— До 30-й недели беременности я наблюдалась в Москве, тогда ещё не было никаких карантинных мер; в марте мы переехали в Обнинск, где я даже не вставала на учёт в ЖК — дождалась приема у врача, с которым собиралась рожать. Была у него на приёме дважды. Во второй раз, правда, приём проходил в отделении, куда поступают роженицы, на второй этаж уже не пускали.

Заразиться я не боялась. В Калужской области ситуация с коронавирусом была попроще, я как-то даже не верила в реальность этого вируса — казалось, просто власти перестраховываются и раздувают. Здесь и карантинные меры ввели позже, чем в Москве. 

Мы до последнего вели активный образ жизни, много куда ходили, гулять не переставали ни на день. Роддом закрыли буквально за две недели до родов. Мы планировали партнёрские роды и я хотела, чтобы на родах также присутствовала доула (помощница при беременности), с которой я также договорилась уже обо всем. Как раз когда я ходила на повторный приём к врачу, это был понедельник, узнала, что не смогу рожать с мужем и помощницей, а придётся рожать самой.

Конечно, я огорчилась, но даже больше огорчился муж: у нас был совершенно волшебное переживание партнёрских родов с первым сыном, муж всегда говорил, что это был для него бесценный опыт, трансформирующий, и он сам очень хотел присутствовать. Но я рада была, что по крайне мере появилась ясность, и это стало известно за 2 недели до предполагаемого дня рождения, а не за день. Можно было соответствующим образом настроиться.

Настоящим неприятным сюрпризом оказалось то, что врач, с которым мы договорились рожать, так и не приехал на роды: я позвонила ему в схватках, как мы и договаривались — он сказал, езжайте в роддом, там вас осмотрит дежурный врач и вас определят в родильную палату.

Я ждала его до последнего. А оказалось, он не смог приехать как раз из-за коронавируса: за несколько дней до этого он выложил у себя в соцсетях видео с призывом оставаться дома и беречь себя, после чего ему позвонило начальство и выговорило, что без указаний сверху он не может высказываться на эту тему в соцсетях — вплоть до увольнения.

Эти несколько дней он находился в подвешенном состоянии, думал, что его уволят, и не выходил на работу. Поэтому вместо волшебных мягких родов с выбранным врачом и мужем у меня получились самые обычные роды, когда я была одна с дежурной бригадой. Но я ни о чем не жалею: мы сэкономили энную сумму денег, и все равно все прошло хорошо — роды были естественные и без вмешательств, я и малыш были полностью здоровы. А ещё я верю, что почему-то именно так должно было случиться, и все к лучшему. Говорят, ребёнок сам выбирает, когда и с кем ему появиться на свет, и мой малыш почему-то выбрал прийти именно так.

Сейчас я чувствую с ним очень глубокую взаимосвязь, а вот супругу было сложновато его принять так же, как старшего сына. Более того, когда я приехала домой из роддома, он говорил, что сын на него совсем не похож, и даже спрашивал, не могли ли его подменить в роддоме. Сейчас это стало нашим семейным анекдотом, но в тот момент я чувствовала, как ему сложно, и через что он проходит. Мне кажется, до сих пор его связь с младшим сыном не такая крепкая и тесная, как со старшим.

Навещать нас никто не мог. Муж со старшим сыном приходили смотреть на нас с малышом в окошко и мы созванивались в этот момент. Передачки мне носили, а сына отец увидел впервые на фото, которые я ему отправляла, а потом уже при выписке.

Тем, кто идёт рожать сейчас, я советую иметь в запасе несколько планов, но не расстраиваться сильно, если что-то все-таки пойдёт не так. Главное — это вы и ваш малыш, надо сосредоточиться на себе и своих ощущениях, а не на внешних факторах, пребывать в позитивном настрое, чтобы и малыш это чувствовал, и чувствовал уверенность мамы, что все хорошо.

Прогулки на балконе

Екатерина Г., 30 лет, город Видное. Родила сына Виктора 25 сентября 2020 года.

— Новость о моей беременности пришлась на январь — когда о пандемии слышали только из новостей. Поэтому первые два месяца моих походов в женскую консультацию ничем не примечательны: обычные процедуры без всяких средств защиты.

После объявления выходной недели официально всех сотрудников телеканала, где я работаю, увели на удаленку. И, забегая вперёд, должна сказать, что так я официально в офис до начала декретного отпуска и не вышла. В консультацию я попала только к концу апреля, хотя вообще должна была ходить каждые 2-3 недели, а получился перерыв почти два месяца. Хотя к врачу вполне можно было прийти при необходимости. Они все работали в штатном режиме. Я просто сама не хотела этого делать по соображениям безопасности.

На входе всем измеряли температуру, проверяли наличие маски и перчаток. Не имеющих этих средств индивидуальной защиты заворачивали домой. Пожалуй, единственное, что меня очень сильно расстраивало во всей этой ситуации — невозможность выйти подышать воздухом. Из-за постоянного сидения дома конец первого триместра был тяжёлым — постоянно болела голова, несмотря на то, что помещение регулярно проветривалось, было ощущение, что в квартире постоянно не было воздуха. Гулять приходилось весьма условно — на балконе или по комнате с открытой форточкой.

Что касается врачей — они работали в штатном режиме. Все витамины мне выдали на первом же приёме, так что необходимость ходить в аптеку за ними отпала. В конце мая стало попроще: наконец, можно было выйти погулять. Почему-то было ощущение, что я точно не заболею, хотя это осознание не отменяло уже ставших привычными действий: долгого мытья рук, обработки телефона антисептиком и ношение маски. К концу мая появилась уверенность, что все-таки с пандемией мы справляемся.

Однако термометрию при входе в консультацию никто, несмотря на неуклонно ползущий вниз график количества заражений, не отменил. За отсутствие масок и перчаток продолжали отправлять домой. 

До самых родов я спокойно гуляла, даже съездила на отдых. Единственное, что от меня потребовалось, если бы я ложилась в больницу планово — тест на коронавирус. Его мне сделали тут же в женской консультации. Но судьба распорядилась по другому — в роддом я попала раньше, чем мне отдали тот самый результат.

При поступлении измерили температуру, выдали халат и рубашку, измерили давление и спросили о контакте с больными коронавирусом. Ношения масок ни в родзале, ни в послеродовой палате никто не требовал. Из новшеств в палатах появилась только ультрафиолетовая лампа, которую я включала трижды в сутки на 15-20 минут. На четвёртый день меня с ребёнком благополучно выписали из больницы. Так что я не думаю, что роды в пандемию сильно отличались от обычных.

К врачу — только для галочки

Марина Н., 32 года, ждёт ребёнка к марту 2021 года.

— Это моя вторая беременность, и я её не планировала. Даже не из-за пандемии: просто первой дочке ещё нет трёх лет, и для меня такая маленькая разница в возрасте между детьми совсем не была пределом мечтаний. Однако в середине лета случился вот такой сюрприз.

Мы с мужем были в шоке: так получилось, что перед первой беременностью пришлось пройти полный набор анализов и обследований, не обошлось без тестов на овуляцию и постоянного наблюдения врача, а тут… ну, просто расслабились пару раз, и привет! Решили, что аборт всё-таки неприемлем, теперь вот ждём. Мне повезло, что первый триместр пришёлся на лето, когда уже можно было выходить гулять, потому что токсикоз был жуткий! В квартире я бы не выдержала, а дачи у нас нет, к сожалению.

Сейчас чувствую себя хорошо, к врачам хожу только для галочки. С радостью бы этого не делала, потому что поездки в маске в общественном транспорте — это явно не самое полезное занятие для беременной женщины…

Тревог много, но никак не из-за пандемии: я, скорее, волнуюсь, что с двумя маленькими детьми никак не получится работать даже на удалёнке, а мне не хотелось бы терять работу.

С планами на роды всё пока непросто. Изначально о партнёрских родах мы с мужем не думали: дочку я рожала одна и, честно говоря, мне там было совсем не до мужа. Может быть, я скорее свою маму попросила бы присутствовать, но точно не мужа…

Но дело в том, что маленький уютный роддом, где я рожала, расформировали: я не знаю точно, из-за коронавируса ли? Там была приятная домашняя обстановка, так что отсутствие рядом близкого человека было не критично.

Фото: pixabay.com

Теперь придётся идти в другой роддом — пока не решила, куда именно. Так что буду думать, как быть: либо буду искать платную персональную акушерку, либо попрошу маму или мужа присутствовать. Остаться одна я бы не хотела — особенно во второй раз, когда я уже знаю, что впереди.

Правда, подлость в том, что у партнера должен быть отрицательный тест на COVID-19 методом ПЦР, сделанный не позднее, чем за три дня до даты родов. Учитывая, что родить можно с диапазоном этак полтора месяца, достаточно непросто выполнить это условие…

Эпопея с лекарством

Елена К., 39 лет, ждет ребенка в апреле 2021 года

— Самое трудное в моей беременности в этом году — то, что из-за особенностей организма (повышенная свертываемость крови) мне необходимо в течение беременности принимать препарат, который, по ряду клинических исследований, показал свою эффективность при лечении COVID-19. Поэтому в России он сейчас буквально «по карточкам» — в свободной продаже отсутствует, и вопрос совершенно не в деньгах.

На то, чтобы получить рецепт, у меня ушло полтора месяца. Хорошо, что был запас препарата на это время, спасибо подругам и знакомым. Да и в сентябре еще можно было что-то найти в аптеках.

Как выглядело выбивание рецепта: я пришла в головной роддом, филиалом которого стала моя женская консультация, принесла результаты анализов и назначений, врач в роддоме посмотрела на меня и сказала: «У вас нет показаний». 

Я пошла в институт гематологии, сдала сама заранее кучу разных анализов, благо, знаю, что сдавать. Дальше с заключением института — за подписью завотделением коагулопатий, между прочим — я возвращаюсь в роддом. Где врач опять говорит мне, что у меня «нет показаний». А что там мне написали — «мало ли, что там какой-то врач назначил».

После этого меня прессовал заведующий клинико-диагностическим отделением. Картина: они сидят и говорят тебе в лицо, что показаний у тебя нет. И диагноза нет, а что написано в бумагах — это «не диагноз». Я вышла от них, пошла к главврачу роддома, села на диване и сказала, что буду ждать приема. Кстати, мужа со мной не пускали — он внизу сидел и рвался.

У меня давление поднимается от такого, ужас — но сижу и жду. Параллельно обсуждаю варианты с подругой-юристом — что дальше делать, куда писать и так далее.

Главврач меня «мариновал» часа полтора, потом принял. Я ему положила бумажку из института и заключение его врачей, что показаний нет; говорю: знаете, я всё понимаю, но не понимаю, буду жаловаться наверх, что ж поделать. Тот взял телефон, позвонил подчиненным и велел выписать. Видимо, понял, что я и правда дальше пойду.

Но дело в том, что на всем участкеу нашей девочки-врача я такая одна, кто смог препарат получить. И в институте моя врач сказала, что да, даже с их заключением мало кто получает, потому что «мы для них не авторитет». И ни за какие деньги не купишь сейчас эти препараты, вот совсем, только вот таким способом.

Говорят (но никто не проверял), что в одной сети частных клиник есть своя аптека, которая продает по назначению. Но в этой сети я тоже бывала, и там другая проблема: очень плохо организован прием с точки зрения COVID-19. С одной стороны, мужей даже на скрининги пускают только, если они пациенты, то есть по программам ЭКО. А если нет — даже на УЗИ нельзя с женой, тогда как в местах попроще пускают нормально.

С другой стороны — в дорогом платном роддоме одна часть закрыта на COVID-19 целиком, а во второй все вперемешку и на очень небольшом пятачке, к тому же половина людей без масок. А в больницах попроще — куда свободнее, но там на гинекологический этаж мужчинам тоже категорически доступа нет, хотя еще год назад было свободное посещение. В Тверской области, где мы прожили лето, свои заморочки: мало частных лабораторий. И препарата там точно нет.

Отдельное «удовольствие» — постоянно дергаться, не подхватишь ли коронавирус. Потому что постоянно приходится мотаться в больницы, и все вокруг болеют. Что касается самого вируса — похоже, еще прошлой зимой он был с нами, потому что тогда я лежала в больнице и врач жаловалась на «эпидемию замерших беременностей». Она не попала ни в какую статистику, это же не смертность.

Как это происходит в Чехии

Евгения К., 39 лет, Прага, родила сына Федора 10 декабря 2020 года.

— Когда 16 марта правительство Чехии объявило о введении в стране режима чрезвычайной ситуации, мы еще не осознавали, что наша жизнь изменится, и к возникшей проблеме исчезнувших с прилавков медицинских масок и санитайзеров отнеслись без паники — маски можно было сшить самостоятельно, а руки просто чаще мыть с мылом. Конечно, у меня бы не было такого спокойствия, если бы на тот момент я знала, что уже нахожусь в положении. Страшно мне стало чуть позже, в конце марта.

Фото: pixabay.com

Никакой информации о влиянии коронавируса на протекание беременности тогда еще не было, не существовало никакой статистики. Как вирус может повлиять на плод? Передается ли вирус от матери ребенку? Как в таком случае лечиться беременным женщинам и предотвратить выкидыш или преждевременные роды? Ни один врач не смог бы дать точный ответ на эти вопросы, ясно было одно — заражения лучше попытаться избежать.

Чтобы снизить риски, я решила тут же уволиться с работы. Посещение магазинов и салонов красоты практически свела на нет. И более того, перестала видеться с друзьями. Так я засела дома и все 9 месяцев гуляла либо с семьей, либо в одиночестве.

Конечно, последовавший для всех без исключения общегосударственный запрет выходить на улицу из дома без средства защиты на лице еще не был хорошо продуман. В парках полицейские штрафовали за отсутствие надетой маски, а мне дышать в ней было невыносимо, тут же усугублялся и без того сильный токсикоз.

В стране только летом стало разрешено находиться на свежем воздухе без средств защиты, если при этом соблюдалась двухметровая дистанция с прохожими. А тогда, весной, я редко выходила из дома и чаще дышала воздухом на собственном балконе, хотя в городе, по сути, настали очень хорошие условия для беременных женщин — красивый туристический центр Праги стал абсолютно пустым, можно было бы только наслаждаться спокойными прогулками.

Вскоре, с одной стороны, ограничения, вводимые чешскими властями, стали более грамотными. Например, в метро, где всегда прохладно и гуляют сквозняки, что создает условия для легкого распространения вирусов, необходимо было находиться в маске. А в трамваях, самом популярном чешском виде транспорта, в которых летом жарко и душно, маска была необязательной, чтобы у пассажиров не возникало проблем с дыханием. Но в то же время в обществе стало нарастать недовольство — многие устали от продолжительных трудностей, как финансовых, так и психологических. И теперь у любого нового ограничения были свои сторонники и противники, которые проводили агрессивные демонстрации. 

Разное отношение к коронавирусу я стала наблюдать и в женской консультации. Кто-то был слишком напуган: встречались беременные женщины, которые, для надежности надевали сразу две медицинские повязки, одну на другую. А кто-то удивлял своей легкомысленностью — женщины перекусывали бутербродами и фруктами, не продезинфицировав перед этим руки, хотя доступные для всех установки с санитайзерами находились тут же в коридорах.

За всю беременность я ни разу не сдавала тест на COVID-19, так как ни у меня, ни у кого из членов моей семьи никаких признаков заболевания не возникло, а в Чехии в таком случае людей не тестировали. Только при входе в женскую консультацию каждый раз мерили температуру и давали заполнить анкету с указанием личных данных и наличием контакта с заражёнными за последнее время, если такой был.

Мы лишь гадали, удастся ли мужу присутствовать на родах, ведь летом на какое-то время в роддомах было запрещено сопровождать рожениц. Но ближе к дате моих родов этот запрет был снят. А вот навещать родивших мам и передавать им вещи было нельзя. 

При этом мужу неожиданно предложили такой вариант – так как мы оплатили индивидуальную палату, то в таком случае ему позволили остаться со мной без возможности выхода из нее на все время пребывания. Сдавать тест на коронавирус его не отправили, но он должен был пользоваться не обычной медицинской маской, как я и весь медперсонал, а респиратором с уровнем защиты FFP2.

Нам удалось избежать самого тяжелого — заражения во время беременности. Но чего я никак не ожидала, так это то, что уход с любимой работы от дружного коллектива, самовольное ограничение общения вне семьи настолько сильно повлияет на меня негативно, что приходилось бороться с подавленным настроением или даже слезами.

Сначала я считала, что во временных ограничениях нет ничего страшного. Но этот опыт отрезания себя от социума оказался неожиданно тяжелым — не хватало обычных радостей от прямого общения, которое, как оказалось, не могли заменить ни смски, ни видеозвонки. А гуляние на балконе, которое поначалу я считала очень уютным и романтичным, постепенно скатилось к ощущению тюрьмы.

После благополучных родов выяснился и еще один момент. Страх за будущего ребенка, возникший при беременности, усугубил страхи за всю семью и, несмотря на то, что у врачей сейчас отработанная система лечения, а число специализированных стационаров увеличивается, с друзьями мы все равно практически не видимся по своей же воле.

Никто не знает, как себя поведет коронавирус завтра, насколько будут эффективны появившееся вакцины, когда будут сняты абсолютно все ограничения и мы перестанем бояться за наших детей… Получается, что, хоть сейчас и столько делается, чтобы обезопасить наше будущее, COVID-19 учит нас жить сегодняшним днем.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Запрещено!